АвторизацияЗакрыть


Зарегистрируйтесь
или войдите с помощью
Wot-planet.com » » Реконструкция клана PZK-R Panzerkorps Reibert.

Реконструкция клана PZK-R Panzerkorps Reibert.

0
Поделись и выиграй от 100 золота
4 1 1 2



Американские авангарды вышли к Соборной площади по кратчайшему пути вдоль Комёдиенштрассе. То, что произошло дальше, является одной из главных загадок всей этой истории. Согласно официальной версии и воспоминаниям американских очевидцев, выйдя на Комёдиенштрасе, они увидели перед собой немецкую Пантеру, но не известно почему решили, что она оставлена экипажем и двинулись ей на встречу. Это поразительная беспечность выглядит крайне маловероятно. Совсем недавно, на Кристофштрассе американцы уже столкнулись с немецким Pz IV. Кинохроника запечатлела, что наступавшие стреляли во всё, что двигалось, включая гражданские автомобили и случайных цивильных, оказавшихся на поле боя. При этом, выстрелом из танка была окончательно разбита и рухнула уже повреждённая стена высотой с несколько этажей. Солдаты 3-й Танковой Дивизии не стремились погибнуть в героической атаке и не жалели боеприпасов.

Американский авангард возглавляли два Шермана роты F, 32-го танкового полка, 3 Танковой Дивизии (F Co, 32nd A.R., 3rd AD). Приблизительно в 100 метрах от выезда на соборную площадь им преградила дорогу баррикада высотой в человеческий рост из развалин зданий. Головной Шерман подъехал к баррикаде и втиснулся между грудами обломков на правой стороне улицы. Его корпус почти полностью прикрывала баррикада, над которой возвышалась только его башня. Отсюда Шерман мог простреливать всю улицу, которая шла от баррикады, мимо Собора и упиралась в железнодорожный вокзал. Все переулки, выходившие на улицу, и выезд с соборной площади тоже находились под контролем. Тем не менее это была рискованная позиция потому, что танк оказался в западне. В случае опасности он уже не мог быстро сдать назад, поскольку сразу за кормой находилась большая гора обломков.

После этого, следом подъехал второй Шерман и остановился рядом, на углу перекрёстка к церкви Святого Андреаса, по левой стороне Комёдиенштрассе. Только второй Шерман занял более осторожную позицию, развернувшись в пол оборота в сторону Собора и укрыв заднюю часть машины за угловым зданием. Отсюда танк хорошо простреливал выезд от Собора.

Ничто не предвещало серьёзной опасности, если не считать сущего пустяка - Пантеру в 120-130 метрах. Впрочем, согласно официальной версии, Пантеру американцы просто игнорировали. За танками, по улице размеренно продвигалась американская пехота. Внезапно "брошенная" Пантера выстрелила и начался бой - последний танковый бой в Кёльне. Первый немецкий бронебойный снаряд ударил в головной Шерман, стоявший на правой стороне Марцелланштрассе. Pzgr. 39/42 пробил маску орудия справа от амбразуры спаренного пулемёта и, влетев в башню, оторвал командиру танка Кенллнеру левую ногу ниже колена, ранил наводчика Джиаилуку и вероятно убил заряжающего Спиира. Как вспоминал Джиалука осколки прошли сквозь его ноги, и он не мог встать. Тем временем в машине началось возгорание. Выжившие оказались в ловушке. Джиалука вспоминал, что когда второй снаряд Пантеры взорвался ниже башни, он нашёл в себе силы подняться и выбраться из танка. Впрочем, Джиалука ошибся. Второе попадание пришлось рядом с первым - в маску орудия. Снаряд частично пробил броню и срикошетировал вправо. Первым из командирского люка выбрался командир танка Келлнер. Надо отдать ему должное, несмотря на оторванную ногу, он не забыл взять с собой винтовку, но вылезая, выронил её. Перебравшись через моторное отделение, Келлнер спрыгнул сзади. Когда ему пришли на помощь он держал в руке свой Кольт, готовый сражаться несмотря на страшную рану. Командира не удалось спасти, и вскоре он умер от потери крови в воронке недалеко от своего Шермана. К слову командиром танка Келлнер стал всего восемь дней назад.

Сразу после Келлнера из командирского люка выбрался 19-летний капрал Джон Джиалука и головой вниз скатился с танка. Его потом отправили в госпиталь в Англии и после продолжительного лечения он снова смог ходить.

Вторым погибшим в танке был водитель Пэтрик, однако не известно при каком именно попадании снаряда он погиб.

Третьим из подбитого танка через свой люк выбрался помощник водителя Гриффин.

Таким образом, после двух выстрелов Пантеры в Шермане с бортовым номером 316 погибло два танкиста, выбралось трое, из которых выжило двое.

То, что произошло дальше, вообще в голове не укладывается – экипаж соседнего Шермана вместо того, чтобы вступить в бой со стреляющей в их сторону Пантерой, кинулся на помощь выбравшимся танкистам головного Шермана. На фото видно, как один танкист из второго Шермана бежит по левой стороне Комёдиенштрассе за медиками, а второй – устремился к раненным товарищам. У второго Шермана открыты командирский люк и люк помощника водителя. С высокой долей вероятности можно предположить, что один из бегущих танкистов это помощник водителя, а второй – командир или наводчик. Если без помощника водителя можно вступить в бой с Пантерой, то без командира и тем более наводчика это сделать несколько затруднительно. Смелость и решительность американских танкистов неоспорима, однако почему они под огнём рядом стоящей Пантеры бегут на помощь товарищам, а не в свой танк? На фото есть ещё одна поразительная странность – когда Келлнер спрыгивает со своего танка на втором Шермане орудие даже не смотрит в сторону Пантеры. А ведь прошло уже достаточно времени – Пантера успела сделать два орудийных выстрела, а командир с оторванной ногой вылезти из башни и перебраться через моторное отделение. Складывается впечатление, что экипаж второго Шермана видит исключительно раненных товарищей и совершенно не видит противника. Но такое не возможно, если Пантера стояла на той же улице, всего через два дома, в 120-130 метрах, как говорит официальная версия. Если бы второй Шерман желал уклониться от боя ему следовало просто немного отъехать назад, за угол дома, в сторону церкви Святого Андреаса. Однако второй Шерман не вступил в бой и не попытался отъехать. Видел ли он угрозу?
Пантера возле Кёльнского собора, танковый бой американских танков с Пантерой, 1945

Утром 6 марта 1945 по правой, автомобильной строне железнодорожного моста Домбрюке, позади Собора, в южную часть Кёльна въехало три танка. Вскоре после этого мост взорвали и это понятно. Немецкое командование планироало отведя войска за Рейн организовать прочную оборону. Взрыв мостов быль частью плана. На первый взгляд может показаться странным зачем немцы практически в ловушку загнали три своих танка. У них не так много оставалось бронетехники, чобы жертвовать ей бесцельно. Ясно, что эти танки, как и другие крайне малочисленные силы немцев в южной части Кёльна уже не могли организованно отойти. Однако недавно в Кёльне произошло малозаметное событие, имевшее широкоизвестное продолжение.

От баррикады, преградившей Шерманам путь на Комёдиенштрассе, дорога напрямую шла к тёмному туннелю железнодорожного вокзала. Туннель находился под железнодорожными путями, которые, поднимаясь по эстакаде над землей, вели от моста через Рейн к вокзалу. Сверху туннель имел вид буквы “Y”. Со стороны реки, в туннель вело два отдельных въезда – туннель Йоханнисштрассе (ближе к вокзалу) и туннель Транкгассе (ближе к Кёльнскому собору). Почти на всём протяжении между собой эту туннели разделялись конструкциями эстакады и не просматривались. Однако со стороны Собора туннели соединялись в один и выходили на дорогу, которая вела прямо к баррикаде на Комёдиенштрассе, где стояли Шерманы.

Из тёмного туннеля немцы сделали два выстрела в головной Шерман Келлнера на Комёдиенштрассе. Первым же снарядом они поразили маску орудия, убив часть американского экипажа и вызвав внутреннее возгорание в машине. Не меняя наводки, они сделали ещё выстрел и когда уцелевшие американские танкисты начали покидать свой танк, Пантера, покинув укрытие, двинулась в их сторону. Учитывая, что перед Пантерой находилось два Шермана, а она дважды стреляла только в один вражеский танк, можно с высокой долей вероятности предположить, что Пантера вступила в бой, находясь в туннеле со стороны Йоханниссштрассе. Оттуда было хорошо видно только Шерман на правой стороне Комёдиенштрассе. Второй Шерман, на перекрёстке Андреасклостер, видно не было или была видна лишь очень малая его часть. Если провести прямую линию от туннеля со стороны Йоханнисстштрассе ко второму Шерману, то видно, что американский танк прикрыт впереди стоящим зданием, а кроме того его почти до башни защищала баррикада. Точно так же экипаж второго Шермана не мог видеть Пантеру. Если бы Пантера стреляла из туннеля со стороны Транкгассе, то, скорее всего она не стала бы стрелять дважды в один и тот же танк.
Ещё толком не понимая, откуда был подбит головной танк, часть экипажа второго Шермана кинулся на помощь раненым товарищам. В это время к ним приблизилась Пантера и подбила второй Шерман, на углу Андреасклостер. Второй танк пострадал меньше и после боя его быстро эвакуировали, а первый Шерман остался стоять дольше. Впрочем официальная версия гласит, что второй Шеран уцелел. На этом бой Пантеры с Шерманами закончился. И начинаются новые вопросы.

Разгромив американский авангард на Комёдиенштрассе, Пантера уже не вернулась в туннель, а заняла очень интересную позицию. На новом месте немецкий танк мог блокировать продвижение американцев с обоих направлений к Собору – как по Комёдиенштрассе, так и со стороны Ан ден Доминиканерн, которая до этого оставалась не защищённой. Пантера стала на краю соборной площади, на углу здания, лбом к Комёдиенштрассе и правым бортом к небольшой улочке Марцелланштрассе, выходившей на Ан ден Доминиканерн. Теоретически это была относительно неплохая позиция, однако, не в тех условиях. Теперь одной Пантере приходилось ждать атаки с двух противоположных сторон, притом, что расстояние с противником сократилось до катастрофически малого. И если продвижение американцев по Комёдиенштрассе не могло быть совсем внезапным, то атака со стороны Ан ден Доминиканерн по Марцелланштрассе практически не оставляла немецким танкистам времени на ответные действия. А одновременная атака с двух направлений вела уже к гарантированной гибели. И, наконец, самое страшное для немецкого экипажа было то, что он почти или полностью не имел пехотного прикрытия. Если бы немецкая пехота засела в домах, хотя бы со стороны Марцелланштрассе, тогда новая позиция Пантеры имела смысл. Однако немецкие войска уже покинули эту часть города и переправились на другой берег. Утром здесь ещё был немецкий инженерный батальон, однако после 12:00 и он ушёл. Больше войск не осталось, только разрозненные небольшие группы или снайперы. Пантера осталась практически одна. Она стояла вплотную к зданиям, из которых любой американский солдат с Базукой мог в любой момент выстрелить из ближайшего окна. Наибольшее, на что мог рассчитывать экипаж Пантеры это одиночные немецкие стрелки в качестве прикрытия. Это в лучшем случае и то маловероятно. Одно дело выстрелить столдату несколько раз из окна и безнаказанно скрыться среди развалин. Другое дело прикрывать Пантеру – занять дома и стоять насмерть против намного превосходящего противника, заранее зная, что проиграешь. Вокруг ещё шли бои, однако война была уже, по сути, проиграна не только в городе. Рейх пал. Немцы уже часто предпочитали сложить оружие перед Союзникам, а не погибнуть с оружием в руках.
- - -
Ближе к трём часам дня 6 марта 1945 разыгралась вторя часть трагедии, у подножия Кёльнского Собора - бой Першинга с Пантерой. Последний танковый бой в Кёльне. Из-за того, что начало пошло не по плану, Джим Бейтс не успел заснять первый выстрел, поразивший Пантеру в правый спонсон. Его 16мм камера заработала сразу после этого. Сегодня этот танковый бой является одним из самых известных в мире, однако, только детальная и очень кропотливая раскадровка позволяет увидеть все важные подробности боя. Итак.
танковй бой, Першинга с Пантерой, Кёльн, 1945 Подбитая американцами Пантера в Кёльне, 1945 Пантера, подбитая американцами в городе Кёльн, 1945
Из командирской башенки показался первый танкист. Возможно командир.
Высунув голову из люка, он сначала смотрит в сторону Марцелленштрассе, где в его танк целится Першинг. Затем поворачивается лицом к Комёдиенштрассе, где стоят подбитые Шерманы. И наконец, вылезая, разворачивается в сторону Собора.

О многом в том бою мы можем только догадываться, но в любом случае, немецкие танкисты продемонстрировали незаурядную смелость и самопожертвование. В то время многие германские солдаты уже предпочитали сдаваться в плен Союзникам или дерезртировать. Однако танкисты Пантеры вступили бой, находясь в заведомо проигрышном положении - как в масштабах маленькой соборной площади, которую они защищали, так и всей страны вцелом. Они остались одни против всех. У повреждённого танка начисто отсутсвовало пехотное прикрытие, что превратио его в уъязвимую мишень. Американцы были уверены, что танк брошен экипажем и серьёзного сопротивления не будет. Скорее всего немецкая пехота или фольксштурм благоразумно разбежались, спасая свою жизнь, что позволило Першингу безнаказанно обойти Пантеру, а Джиму Бейтсу снимать всё на киноплёнку. Там, где находился Бейтс должен был стоять немецкий фаустник, прикрывая от Першинга свою Пантеру. Но Пантеру никто не прикрыл. Возможно немецкие танкисты не знали, что уже остались одни. А может и знали, поэтому до последней секунды пытались повернуть башню в сторону переулка, откуда выскочил Першинг, а не рассчитывали на помощь. Если бы рядом оказался хотя бы один немец с фаустпатроном, то Першинг сам бы мог быстро превратился в пылающую жертву. Вместо этого американцы подбили, а затмем методично расстреляли обездвиженную Пантеру, в которой заживо сгорел заряжающий с оторванными ногами, а потом уничтожили почти весь выбравшийся экипаж.

В этой истории известно всё про американцев в Першинге, но, к сожалению до сего дня, ничего достоверно не известно про немецких танкистов. Маленькая трагедия большой войны.